Гражданская комиссия по правам человека
Что такое комиссия? Новости Статьи Видео Книги Контакты
 > Сообщить о преступных действиях  > Прием взносов и пожертвований
/ Телефон горячей линии: 8-800-333-2247 (звонок по России бесплатный)
Каждые 75 секунд психиатры прячут под замок одного невиновного человека
Судебные решения:

Все судебные решения

Судебные акты Верховного суда РФ

Постановления и Определения Конституционного суда РФ

Решения Мосгорсуда

Решения районных судов

Решения Европейского суда по правам человека

Решения:

Решение проблемы психических расстройств

Альтернатива психотропным препаратам

Форма отказа родителей от осмотра ребенка (в любом возрасте) психиатром и отказа от психологического тестирования

Бланк извещения о побочных эффектах препаратов

Сводка побочных эффектов психотропных препаратов

Смотрите также:

Генеральная прокуратура РФ

Прокуратура г. Москвы

Прокуратура Московской области

Конституционный суд РФ

Верховный суд РФ

Московский городской суд

Государственная Дума РФ

Московская городская Дума

Шестилетний ребенок чуть не попал на операционный стол сразу после психиатрической больницы


Шестилетний ребенок чуть не попал на операционный стол сразу после психиатрической больницы
В декабре этого года в Гражданскую комиссию по правам человека обратилась Виктория Морозова, которая добровольно положила своего 6-летнего сына Дмитрия Морозова (имена ребенка и матери изменены) в психиатрическую больницу в Москве по направлению психиатра. Ребенку был поставлен диагноз «аутизм».
Мать долгое время отказывалась госпитализировать сына по причине того, что все медицинские обследования показывали, что организм ребенка в норме.

Через два месяца нахождения Дмитрия Морозова в психиатрическом стационаре, психиатр, являющийся лечащим врачом ребенка, сказал матери, что с Дмитрия Морозова снят диагноз «аутизм» и поставлен новый диагноз «шизофрения» с необходимостью последующего назначения ребенку психотропных препаратов (антипсихотиков).

На основании заявления Виктории Морозовой, ей, как матери, никто не сообщил о побочных эффектах назначенных сыну психотропных препаратов, а также психиатр не разъяснил ей, какие могут быть последствия назначенного психиатрического лечения сына, и не предложил ей альтернативы лечения.

Ребенок начал принимать назначенные ему психотропные препараты. В очередные выходные дни Виктория Морозова забрала сына домой из психбольницы и, по ее словам, поведение ребенка дома стало неузнаваемым: он постоянно кричал, бил младшего брата и кота, отказывался от еды. Когда сына повезли обратно в психбольницу, то в метро он закатывал глаза, непроизвольно высовывал язык, кричал, был неусидчивым, просил, чтобы мать не отвозила его обратно в больницу. Виктория Морозова никогда раньше не наблюдала такого поведения сына.

На третий месяц нахождения в психбольнице мальчику прописали новый сильнодействующий нейролептик, от которого ребенок медленно ходил, постоянно открывал рот, у него были стеклянные глаза, взгляд «в никуда», отсутствие каких-либо эмоций.

После трех месяцев нахождения в психиатрической больнице родители забрали Дмитрия Морозова домой. В день выписки ребенка стошнило после еды.

На следующий день тошнота участилась и родители вызвали скорую помощь. Ребенок был госпитализирован в хирургическое отделение одной из детских больниц Москвы.

Проведенное в больнице обследование показало, что у ребенка двенадцатиперстная кишка забита калом и прилипла к желудку и, возможно, понадобится операция.

Виктория Морозова незамедлительно позвонила в психбольницу, где находился до этого ее сын, и там ей сообщили, что ее ребенок ходил в туалет только шесть дней назад, и все эти дни с ребенком якобы все было хорошо.

То есть, по факту, ребенок в течение четырех последних дней в психбольнице, не ходил в туалет и никто из медперсонала не удосужился выяснить причину этого, и предоставить мальчику необходимую медицинскую помощь. Из-за небрежного отношения к пациенту и халатного бездействия психиатров ребенок чуть не попал на операционный стол.

Дмитрию Морозову поставили диагноз «инвагинация кишечника» и хирургическая операция, к счастью, не понадобилась.

Прямой обязанностью психиатра и медперсонала психиатрической больницы является не только получение добровольного информированного согласия пациента или его родственника в отношении психиатрического лечения и назначения психотропных препаратов, но и постоянное отслеживание динамики состояния пациента, корректировка назначенного лечения в случае ухудшения состояния, а также отмена препаратов, если их прием сопровождается угрозой здоровью пациента.

Вот лишь некоторые побочные эффекты одного из препаратов (указаны в инструкции к препарату), прописанных Дмитрию Морозову:

бессонница, тревога, головная боль; повышенная утомляемость, головокружение, нарушение концентрации внимания, неясность зрения; мания или гипомания, поздняя дискинезия (непроизвольные ритмические движения преимущественно языка и/или лица), нарушения терморегуляции и эпилептические припадки, запоры, тошнота или рвота, боль в животе, сухость во рту, анорексия и/или усиление аппетита, повышение или снижение массы тела, нарушение менструального цикла, аменорея, увеличение массы тела, гипергликемия, обострение существовавшего ранее сахарного диабета, недержание мочи и мн.др.

В качестве подтверждения см. Таблицу относительно антидепрессантов и других психотропных препаратов с указанием побочных эффектов и точных ссылок на источник информации http://www.cchr.ru/articles/402.htm?sphrase_id=2274

Мать Дмитрия Морозова подала заявление в следственные органы с целью привлечь к ответственности всех лиц психиатрической больницы, включая лечащего психиатра ее сына, по вине которых ее ребенку был нанесен вред здоровью.

В своем заявлении Виктория Морозова попросила органы следствия разобраться, почему маленьким детям прописываются сильнейшие психотропные препараты, которые могут вызвать эпилепсию, судороги и другие тяжелые побочные эффекты, при отсутствии какого бы то ни было лечебного эффекта от данных препаратов, и при отсутствии добровольного информированного согласия родителей.

По показаниям матери, результатом применения к Дмитрию Морозову психиатрического лечения в течение 3 месяцев стало не улучшение его психического состояния, как было обещано психиатрами при помещении в психбольницу, а значительное ухудшение физического состояния ребенка, хотя до помещения в психиатрическую больницу у него не было никаких физических проблем.

Смотрите 9-минутное видео о том, сколько детских смертей стоит за психиатрическим лечением детской гиперактивности:


Татьяна Мальчикова, президент Гражданской комиссии по правам человека

Возврат к списку


Нравится

Совет консультантов комиссии
Доктор Томас Сас, учредитель Гражданской комиссии по правам человека Доктор Томас Сас, учредитель Гражданской комиссии по правам человека

Идея о том, что душевная болезнь - это телесная болезнь, восходит к медицинскому пониманию болезни как "гуморального дисбаланса" прежних времен.

Определение болезни: "Золотой стандарт" заболевания против приказного стандарта диагностики.

Последние новости

Очередной массовый расстрел, очередной психиатрический препарат

Шокирующая правда о психиатрии вновь в Москве

Психиатрия как индустрия смерти, теперь - в Новосибирске

Таблетка не решает человеческую проблему

Причины коррупции в психиатрии

Верховный суд РФ отменил порочную практику принудительной госпитализации наркоманов и алкоголиков

Насколько велик риск суицида при приеме антидепрессантов?

Другие новости

Последние статьи

Почему без антипсихотиков пациентам лучше?

Негативное внушение – главная функция психиатрической диагностики

Без суда меня судили. Обобщения судебной практики: недобровольная госпитализация, лишение дееспособности

Изъятие паспортов у дееспособных граждан психоневрологических интернатов

Наш дом – дурдом

Другие статьи


Гражданская комиссия по правам человека
Что такое комиссия? Новости Статьи Видео Книги Контакты  
© 1996-2015 Гражданская Комиссия о правам человека. Все права защищены.
Яндекс.Метрика